Дело Клыха и Карпюка. Отчёт о наблюдении в ВС России

© Фото с сайта svoboda.org

26 сентября 2016 года в Москве состоялось рассмотрение жалобы Николая Карпюка и Станислава Клыха на решение Верховного суда Чечни о признании их виновными в участии в банде (Карпюка в руководстве бандой), в убийстве 30 военнослужащих российской армии, а также покушении на жизнь 13 военнослужащих. ОГОН наблюдал за соблюдением конституционных прав и свобод, международных норм прав человека в ходе судебного заседания.

 

Отчёт по результатам наблюдения в Верховном суде России на рассмотрении апелляционной жалобы 127-АПГ-16-4 по делу

Николая Карпюка, признанного виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209 УК РФ (руководство бандой) (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 № 63-ФЗ),пп. "в, з, н" ст. 102 УК РСФСР (убийство двух и более лиц в связи с выполнением ими своего служебного долга), ч. 2 ст. 15, пп. "в, з, н" ст. 102 УК РСФСР (покушение на убийство двух и более лиц в связи с выполнением ими своего служебного долга) (в редакции Федерального закона от 29.04.1993 № 4901-1) и

Станислава Клыха, признанного виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209 УК РФ (участие в банде) (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 № 63-ФЗ), пп. "в, з, н" ст. 102 УК РСФСР (убийство двух и более лиц в связи с выполнением ими своего служебного долга), ч. 2 ст. 15, пп. "в, з, н" ст. 102 УК РСФСР (покушение на убийство двух и более лиц в связи с выполнением ими своего служебного долга) (в редакции Федерального закона от 29.04.1993 № 4901-1),

а также жалобы на частное постановление в адрес президентов адвокатских палат о нарушениях со стороны адвокатов Ицлаева и Дубровиной.

1. О целях и методике наблюдения ОГОН на резонансных судебных процессах

Целями наблюдения являются:

  1. Беспристрастное и объективное описание происходящего.
  2. Непосредственное присутствие на общественно важных процессах.
  3. Подготовка материалов для возможной правовой оценки судебного процесса.

Свою деятельность ОГОН основывает на Международных нормах, Конституции Российской Федерации, а также основных федеральных законах.

Наблюдатели ОГОН проходят специальную подготовку, используют в ходе наблюдения анкеты, подготовленные экспертами в области мониторинга обеспечения права на справедливое судебное разбирательство с учётом рекомендаций ОБСЕ по мониторингу судебных процессов.

По результатам наблюдения ОГОН выпускает отчёт, который содержит в себе описание хода судебного заседания, аргументов сторон, решения суда, а также может содержать правовую оценку и рекомендации для представителей власти. Документ публикуется на сайте http://ogonwatch.org/.

Отчёт основан непосредственно на результатах наблюдения во время судебного заседания.

 

2. Общая информация

  1. Место проведения: Верховный суд России
  2. Заявленное время начала процесса: 10.00
  3. Фактическое время начала: 10.42
  4. Время окончания процесса: 15.50
  5. Состав судейской коллегии:
    Петр Кондратов,
    Виктор Смирнов,
    Александр Ботин
  6. Секретарь: Намейчик
  7. Заявители апелляции:
    Адвокаты, представляющие интересы обоих осуждённых: Марина Дубровина, Докка Ицлаев и Илья Новиков.
    Адвокат, защищающий интересы в жалобе на частное постановление в адрес президентов адвокатских палат о нарушениях со стороны адвокатов Ицлаева и Дубровиной, - Сергей Насонов
  8. Поддерживает решения ВС Чечни: Прокурор Гулиев.
  9. Осуждённые: Николай Карпюк и Станислав Клых.
    Участвовали в заседании посредством видеосвязи. Находились в “клетке”.
  10. Позиция прокурора:
    - Клых и Карпюк убили 30, покусились на жизнь 13 военнослужащих в 1995 году.
    - Карпюк возглавлял бандформирование, Клых в нём участвовал. С 1994 года по момент ареста осуждённые состояли в бандформировании.
    - Апелляция не подлежит удовлетворению. По закону основанием для отмены являются: существенное нарушение УПК в ходе суда, неправильное применение УК, несправедливость приговора. Данных фактов обвинение не усматривает. Доводы о недоказанности и несоответствии фактическим обстоятельствам не подлежат рассмотрению.
    - Суд вовсе освободил от обвинения в покушении на убийство за истечением срока давности и применил своё право самостоятельно продлить срок давности по другим статьям.
    - Частное постановление в отношении адвокатов вынесено верно.
  11. Позиция заявителей:
    - Отменить постановление полностью и вынести оправдательный приговор
    - К осуждённым применялись пытки, показание получены преступным путём.
    - Не приобщены материалы защиты, доказывающие невиновность подзащитных.
    - Не сказано, какие бандитские действия совершили Карпюк и Клых после 95 года, в суде это не рассматривалось.
    - По всем обвинениям истёк срок для привлечения к ответственности.
    - Не допрошены свидетели защиты, тем, которых допустили в зал, председательствующий не позволил выступить по существу. Слова главного свидетеля Малафеева противоречат фактам, он также не мог участвовать в событиях в Чечне. Защите отказано в допросе Малафеева.
    - Одна из присяжных склоняла остальных к решению. Телеканал «Грозный» сообщил, что вина доказана до решения суда.
    - При произнесении напутственного слова председательствующий напомнил только те факты, которые сообщило обвинение, нарушены нормы закона по предъявлению вопросов присяжным.
    - Указанные выше факты показывают, что в суде не доказаны и не изучены обстоятельства дела.
    - Частные постановления в адрес адвокатских палат, где суд заявил о нарушениях со стороны Ицлаева и Дубровиной (Ицлаев перебивал и не подчинялся, Дубровина не явилась на одно заседание) должны быть отменены, т.к. не указаны факты совершения данных нарушений, не имеется их подтверждений, в самом деле даже нет писем в адвокатские палаты.
  12. Ходатайства

Сторона

Суть

Позиция иной стороны

Решение

Мотивировка

Заявители
(Ицлаев, Дубровина)

О приобщении к делу 4 томов доказательств (более 100 страниц каждый), подтверждающих алиби обвиняемых, их невиновность. В приобщении данных доказательств было отказано при рассмотрении дела в Чечне, чем было нарушено право на справедливое судебное разбирательство. Нет цели поставить поставить под сомнение вердикт, факты говорят о процессуальных нарушениях. Было нарушено право на допрос свидетелей, на предоставление доказательств. Документы подтверждают, насколько грубо было нарушено процессуальное право.

Отказать. Нельзя вмешиваться в вердикт присяжных, так как оспариваются обстоятельства, которым они уже дали оценку. Все доказательства должны быть рассмотрены присяжными, однако суд их не удовлетворил. Документы оспаривают фактические обстоятельства, поэтому заявление необходимо отклонить.

Удовлетворить

 

Заявители
(Дубровина)

Постановление о признании потерпевшим прокурора Юнусова и протокол допроса. Юнусов поддерживал обвинение уже будучи потерпевшим по оскорблению Клыхом, а также врал суду о состоянии своего здоровья.

Не приобщать, так как данные материалы из другого дела.

Удовлетворить

 

Заявители

(Ицлаев)

Чеченское телевидение выпустило передачу, в которой сказано, что «вина подсудимых доказана, они ни в коем случае не могут быть оправданы». Просьба просмотреть видео этой передачи, чтобы понять, насколько грубо оказывалось давление.

Оснований просмотра видео нет, так как вся необходимая информация содержится в жалобах.

Отказать

Суд не видит необходимости смотреть передачу. Однако можно на неё ссылаться.

 

 

3. Решение суда

- Решение ВС Чечни оставить в силе без изменений.
Мотивировка: не оглашена.
- Отменить частные постановление в адрес адвокатских палат.
Мотивировка: не оглашена.

 

4. Аргументы сторон
 

Позиция прокурора

Позиция заявителей апелляции

1. Объективность разбирательства при рассмотрении дела в Чечне

Разбирательство проведено объективно, всесторонне, с соблюдением прав участников процесса. Основания для отмены по закону: существенное нарушение уголовно-процессуального закона; неправильное применение уголовного закона; несправедливость приговора. Таких нарушений не было.  Тенденциозность суда не установлена. Все ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке.
Заявления об обвинительном уклоне беспочвенны.
Приговор следует оставить без изменений.

- Вердикт не соответствует обстоятельствам дела. Председательствующий должен был вынести постановление о роспуске коллегии и новом рассмотрении данного дела. “Судья прессинговал защиту”, не давал в полной мере воспользоваться правами на защиту.
- Присяжные не имели возможности изучить факты, подтверждающие алиби подсудимых.
- Также имеет место несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам. Обстоятельства по событиям после 1995 года не исследовались, свидетели не допрашивались, доказательства не предоставлялись. При этом обвинения присяжными выносились по эпизодам, имевшим место в 1995-2014 годах.

- Гособвинение не исследовало медицинские и иные факты, подтверждающие факт и обстоятельства смерти военнослужащих. Как минимум 10 из них погибли при иных обстоятельствах и в ином месте. Смерть наступила в результате разрыва мин, термических ожогов или пулевых ран, но другого колибра. Родственники или не знали, где погибли солдаты, либо указывали иные места.

- Суд уклонился от оценки психического состояния Клыха

2. Норма об истечении срока давности по ст. 102 УК РСФСР

Суд правильно истолковал норму и был вправе не применять срок давности.

- Необходимо применить норму об истечении срока давности. Нормы по срокам давности прописаны в ст. 48 УК РСФСР и ст. 78 УК РФ. Суд ошибочно посчитал, что оба закона оставляют решение на усмотрение суда. Положение поменялось 19 ноября 2009 после принятия определения Конституционного суда о невозможности назначения смертной казни. По ст. 102 УК РСФСР предельный срок давности 10 лет (48 статья УК РСФСР). Но также указано, что для преступлений, карающихся смертной казнью, суд может устанавливать срок давности по своему усмотрению. По УК РФ давность для привлечения составляет 15 лет, но по преступлениям, наказываемым пожизненным заключением, срок давности также может быть продлён. Важно изучить взаимосвязь этих положений. Деяние, предусмотренное ст. 102 УК РСФСР, не наказуемо пожизненным сроком, старая санкция не предусматривает такого вида наказания, только смертную казнь. А в 1996-м году был закреплён мораторий на применение смертной казни, с 1999-го нельзя также назначать смертную казнь. Руководствуясь ст. 78 УК РФ нельзя допустить усмотрение суда (ориентируясь на трактовку аналогичных норм, п. 1 ч. 3 ст. 31 УПК РФ), поскольку необходимо обращаться не к конкретной санкции в статье, а к ситуации в конкретном деле (личность, статус конкретного подсудимого).

Таким образом, старая норма не предусматривала пожизненное лишение свободы, а новая норма ст. 105 ч. 2 не действовала на момент совершения преступления. Ни закон о введении в действие УК РФ, ни положение ст. 10 ч.2 УК РФ не позволяют назначить в данном случае пожизненное наказание. Суд ошибочно посчитал, что у него есть возможность не применять норму об истечении срока давности.

- В обосновании решения о неприменении нормы об истечении срока давности суд положил критерий, не указанный в законе: невозможно освободить от судебного разбирательства, “поскольку вменяемые преступления сопряжены с бандитизмом, а также связаны с посягательством на жизнь и здоровье других лиц, подсудимые являются лицами опасными для общества”. Таких критериев в законе нет. Суд допустил правотворчество, нарушив ст.5 и 6 ЕКПЧ.

- Суд не указал, что подсудимые скрывались - тем более установлено иное. А иных оснований не применить норму об истечении срока давности у суда не было.

3. Норма об истечении срока давности по ст. 209 УК РФ

Сроки давности не истекли. Присяжные дали конкретный ответ на вопрос, до какого числа подсудимые состояли в банде. “Преступление продолжаемое”. Никаких законных оснований, чтобы применить статью об истечении срока давности, нет.

Суд внёс в опросный лист вопрос о том, доказано ли, что каждый из подсудимых прекратил членство в банде только в момент ареста. Это было сделано умышленно, так как иных доказательств участия на тот момент подсудимых в банде после 2000 года не было. Однако вердикты присяжных процессуально могут быть допустимы только если в основе лежали хоть какие-либо представленные доказательства. Малафеев, на показаниях которого строится всё обвинение, не упомянул эпизоды после 2000 года. Единственное, что имеется - собственные показания самих обвиняемых, полученные под пытками.

В свою очередь Конституционный суд России в решениях по боевым действиям в Чечне в 1994-95 годах говорит о незаконных вооружённых формированиях, а не о бандах и бандформированиях. Таким образом применена неправильная квалификация и незаконно осуждение по статье 209 УК РФ.

4. Допустимость использования доказательств. Пытки. Неоказание медицинской помощи

Использовались только допустимые доказательства.

С 21 августа 2014 года по ноябрь 2014 года применялись пытки к Клыху. Описание пыток: подвешивали за наручники на решётку; проводили разряд электрического тока, прикрепляя клеммы к мочкам ушей; использовали сыворотку правды. Имеются протоколы допроса, которые он не мог самостоятельно подписать и согласиться с ними. На теле остались метки от применения тока, которые свидетельствуют о методах ведения следствия. Экспертиза установила шрамы и рубцы, но природу и давность не установила. Эти следы невозможно скрыть. Клых отказался от признательных показаний в суде. Показания, полученные с применением пыток, были незаконно оглашены, что недопустимо.

Пытки также отразились на психическом состоянии Клыха, он страдал от галлюцинаций, однако процесс был продолжен, а помощь ему не была оказана. 15 февраля Дубровина обратилась к эксперту в области психиатрии Савенко Ю.С., который предоставил заключение. Дубровина просила приобщить заключение специалиста, которое не было приобщено в ВС Чечни.

Карпюк также подвергался пыткам. С 21 марта 2014 года в течение 4 суток его пытали током, он терял сознание. Угрожали, что будут выкрадены его мать, жена и сын, что и их будут пытать также, как его. Сообщили, что его сын “такой же ублюдок”. В результате оогласился всё подписать, лишь бы не трогали его семью.Когда Карпюк был доставлен в СИЗО Владикавказа, была проведена судмедэкспертиза, где подробно описаны шрамы. При осмотре 4 декабре 2015 года были обнаружены два новых повреждения в тех местах, о которых говорил Карпюк, когда сообщал, что его пытают током. Во Владикавказе Карпюку сообщили: «Можешь забыть про все права человека».

Доказательства, полученные под пытками, не могли быть оглашены и приобщены. Адвокаты указывали этот факт в ходатайствах, но их не удовлетворили. Напутственное слово председателя содержало «пыточные» показания.

 

5. Допустимость содержания подсудимых в «клетке».

 

Бесчеловечное обращение и нарушение презумпции невиновности в ходе самого судебного процесса: содержание в «клетке» в зале суда (нарушена ст. 3 ЕКПЧ).

6. Давление на присяжных. Презумпция невиновности.

Тенденциозность присяжных не установлена.

- 11 мая 2016 года, до решения суда, по ТК «Грозный» был показана передача, которая не позволяет сомневаться в невиновности Клыха и Карпюка. Передача имеет высокий рейтинг просмотра в Чечне. Цитаты: «троих из отряда судят в Чечне», «украинские националисты», «входили в банду», «совершали преступления», «совершали нападения», «убивали военнослужащих», «обвинение заслуженное», «должны быть осуждены», «это мнение всей общественности», «это уже доказанный факт». Таким образом был нарушен п. 2 ст. 6 ЕКПЧ, нарушена презумпция невиновности и оказывалось давление на присяжных.

- 11 февраля 2016 года перед зданием суда в Чечне Ицлаев услышал от присяжного фразу следующего содержания: нельзя быть против власти, нельзя оправдывать подсудимых ни в коем случае. Этот присяжный был запасным, но позже вошёл в состав суда. Она является директором школы, в составе комиссии были её подчинённые. Было отказано в отводе данного присяжного, несмотря на наличие ещё трёх запасных.

- 11 мая 2016 года председательствующий постановил обеспечить государственную защиту присяжным. Но присяжные ни разу не сообщили о том, что на них оказывалось давление, хотя спрашивали их каждый раз.

В суде приводятся анонимные письма в адрес судьи Исмаилова. Эти письма появились умышленно: оба отправлены из одного места в один день. Содержания схожи, одинаковые конверты, время отправки одно, что даёт основания предполагать - их отправил один человек из Главпочтамта. На здании Главпочтамта есть видеокамеры, а на конвертах есть обратные адреса. Но “судья никому не сообщил об угрозе - значит знал, что это не угроза и причастен к этим письмам”. В письмах нет упоминания Клыха и Карпюка и даже слова "украинцы".

Как меры госзащиты могли быть реализованы, если суд даже не сообщил в МВД никакие данные о присяжных? Таким образом на них оказывалось давление.

7. Право на защитника

 

У Карпюка не было адвоката в ключевой момент следствия 28 марта 2014 года. Адвокат Мамукаева говорит, что была при допросе и была уведомлена 27 марта из адвокатской палаты, так как Карпюк согласился давать показания лишь 28 марта. Даже по имеющимся документам запрос в палату был отправлен лишь 28 марта.
Карпюк подтвердил, что Мамукаева не участвовала в допросах 28 и 29 марта. В материалах нет ни одного ходатайства или жалобы адвоката Мамукаевой. Нарушено право на защитника (ч.3 ст. 6 ЕКПЧ, ч.3 ст. 49 УПК РФ). По 6 апреля Мамукаева не осуществляла эффективную защиту. Нельзя было оглашать показания, полученные в этот срок. Нарушено право не свидетельствовать против себя, о котором не было сообщено Карпюку. Присяжные заседатели руководствовались недопустимыми доказательствами.

8. Право на допрос свидетелей

 

Нарушено право на допрос свидетелей (ч.3 ст. 6 ЕКПЧ), председательствующий незаконно отказал в запросе свидетельских показаний в Украине. Отказано в приобщении документов, подтверждающих алиби подзащитных. Были свидетели, приехавшие для дачи показаний, но председатель не позволил дать показания по необходимым обстоятельствам. Снимались вопросы защиты по фактическим обстоятельствам дела. Суд отказал в вызове свидетелей защиты. Отказался приобщить показания свидетелей. Нарушено право на вызов и допрос свидетелей. Не оглашены показания более 30 свидетелей.
Обвинения строятся на показаниях Малафеева. Его заявления противоречат историческим фактам, озвученных им боёв не было, но судья снял все вопросы защиты, которые могли подтвердить, что он не участвовал в боевых действиях в Чечне. Свидетель защиты также показал, что Малафеев не мог бывать в один из заявленных отрезков в Чечне, так как был в заключении. Жена также заявила, что ничего не знает об участии Малафеева в боях в Чечне. Защита ходатайствовала о повторном допросе Малафеева, но в данном ходатайстве было отказано.

9. Возможность участия прокурора Юнусова в процессе после 11 мая 2016 года

Юнусов не должен был заявить отвод: ст. 61 УПК РФ говорит о невозможности участия только при наличии заинтересованности в данном конкретном деле. Юнусов выступает потерпевшим от действий Клыха в ином деле.

Имеет место заинтересованность прокурора Юнусова, которого оскорбил Клых. Было возбуждено параллельное дело, но прокурор продолжал поддерживать обвинение, участвовал в прениях. 11 мая должны были быть прения, Юнусов заявил, что болен и не может участвовать, однако в этот же день он участвовал в следственных действиях по делу об оскорблении.

Юнусов соврал суду, что болен и не может участвовать; скрыл от суда и сторон, что является потерпевшим и не дал возможности заявить отвод.

10. Содержание опросного листа

Основной вопрос сформулирован с учётом предъявленного обвинения, результатов судебного следствия, а также мнения сторон.

- Опросный лист не соответствует требованиям закона (ст. 339 УПК РФ): Судья Исмаилов сформулировал 8 вопросов в опросном листе, по 4 на каждого: 2 вопроса были по снисхождению (у них нет смысловой роли), 1 по банде, и лишь 1 по сути основных рассматриваемых обстоятельств. В основной вопрос втиснуто изложение фактов о 30 убийствах, 13 ранениях за трое суток в разных районах (причём механизм гибели и причинения ранений во всех случаях разный). Вопрос занимал 3 листа, всё начиналось фразой «виновен ли» и заканчивалось вопросительным знаком. Защита сразу обращала на проблемы с опросным листом внимание председательствующего. Согласно требованием статьи 339 УПК, вопросы должны быть раздельными. Даже в исключительных случаях, предусмотренных законом, допускается постановка одного вопроса по каждому из деяний. Деяние не разбивается на эпизоды и представляет собой единое событие. В данном случае в опросе множество различных деяний.

- Председательствующий не пояснил, что делать с вопросом длиной на три страницы, если они признают доказанной лишь часть фактов. Есть форма ограничивающего ответа: «Да, виновен, за исключением…». Т.е. присяжные, отвечая на вопросы, которые содержат ряд фактов, могут дать ограниченные ответы. Илья Новиков просил председательствующего объяснить присяжным, что они имеют право ответить “за исключением того-то”. Председательствующий отказал в этом разъяснении.

- Присяжные получили огромный вопрос, и не могли понять, что от них требуется. Не могли воспринимать ситуацию иначе, как то, что им предлагается ответить “да” или “нет” на вопрос в целом. Присяжные не могли понимать, что им делать, если, по их мнению, один из эпизодов в большом вопросе не доказан. Действия председательствующего, нарушившие нормы УПК, подтолкнули присяжных к вынесению обвинительного приговора. Нарушено право на защиту. В сам вопрос заложена неизбежность обвинительного заключения, содержащего к тому же недоказанные обстоятельства (например, о деятельности банды после 2000 года).

11. Содержание напутственного слова председательствующего

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям закона, мнение председательствующего судьи не выражено.

При произнесении напутственного слова грубо нарушен принцип объективности и беспристрастности: были подробно оглашены протоколы допросов (полученные после пыток), показания потерпевших были искажены, была фраза «исходя из показаний Малафеева, нам известно», были искажены доводы защиты. Председательствующему запрещено выражать своё мнение, он обязан только напомнить о доказательствах обеих сторон, не делая выводов. Но председательствующий напомнил только уличающие доказательства, а также явно выразил своё мнение.

12. Возможная политическая составляющая в деле и возможность обмена

 

У суда особая ситуация. Приговор в меньшей степени можно назвать окончательным, чем приговоры по другим делам. “В зале есть живая иллюстрация - Савченко” (Адвокат явно намекал на возможность обмена, напоминая про помилование Надежды Савченко)

- Обвинение строится на показаниях Малафеева, который был вытребован из колонии, где он отбывал наказание сроком в 23 года, и неожиданно почти ежедневно давал показания. В первичных протоколах Малафеев вовсе не упоминает Клыха и Карпюка, так как изначально хотели показательно осудить Яроша. В итоге оба осуждённых появляются только в более поздних показаниях Малафеева: о Карпюке Малафеев "вспоминает" на следующий день, то же самое с Клыхом.

13. Обоснованность вынесения частного постановления в адрес адвокатов

Признать постановление обоснованным. Полное согласие с вынесенным частным постановлением.

- В отношении Дубровиной постановление вынесено необоснованно. Подзащитный накануне заседания сообщил, что расторгает договор с Дубровиной. Адвокат не явилась, дабы суд мог выяснить волю подсудимого, она не может защищать против воли. В тот же день уведомила суд, что не может продолжать выступать защитником. Перед началом судебного разбирательства Ицлаев также сообщил о невозможности Дубровиной участвовать в заседании. Суд же заявил, что должно быть письменное заявление, однако данное требование незаконно. По закону есть три уважительных условия неявки: заблаговременное уведомление суда, заблаговременное сообщение другим адвокатом, или уважительность причин неявки. Все три условия были соблюдены Дубровиной.

- Ицлаев. Постановление не соответствует фактическим обстоятельствам дела, не ясно, в чём выразилось его нарушение. Суд не приводит никаких доводов. Судебное решение должно быть мотивировано, но даже дата нарушения не указана. Факты не указаны - не ясно, когда нарушено, как, сколько раз? Ицлаев даже не может мотивированно обжаловать данное постановление (так как непонятно, что оспаривать), что нарушает право на защиту.

- Частное постановление очень важно для адвокатов, так как напрямую затрагивает их безупречную репутацию. Обвинения серьёзные: “умышленно нарушили”, “проявили неуважение к суду и подзащитным”, однако вовсе не приводятся факты. В суде присяжных только вердикт не мотивирован, всё остальное должно содержать мотивацию. Оставление в силе недопустимо.

 

5. Мнение осуждённых

Станислав Клых

  1. О подаче ходатайств.
    “Вы видите, где я нахожусь? Какие могут быть просьбы и ходатайства? К кому? К телевизору?”
  2. О видеосвязи.
    “Мне сложно говорить с телевизором.”.
  3. О причинах возбуждения дела.
    Был неоднократно в России, почему не ловили до Майдана? Он - “жертва курортного сезона в Крыму”, никогда не был в Чечне. "Нас тут удерживают силой, хотят за нас выкуп. Не поделили девушек в Крыму с фсбшниками. Чечня – территория беззакония, тут можно устраивать пытки, которые невозможны в другой части России. Судом заправляют определённые люди, которые отправляют жён без себя в Крым. Это будет явлено всем, и все будем смеяться. Нас уже год тут держат, перспектив нет".
  4. Против ассоциации его с УНА-УНСО.
  5. О пытках.
    “Нанесены увечья, чтобы я дал показания.”
  6. О приговоре.
    “Приговор, увы, прогнозируем, никакой надежды на справедливое решение, увы, нет.”
  7. О рассмотрении апелляции в ВС.
    “Посмотрели телевизор.” Не понимает, какое у него место в этом процессе. “Очень неприятно, что родственников беспокоит” (имел в виду весь происходящий судебный процесс).

 

Николай Карпюк

  1. О разбирательстве в Чечне.
    Разбирательство происходило без него, поэтому просит обратить внимание, как судья Исмаилов постоянно акцентировал внимание на факты, якобы поддерживающие обвинение. Не уверен в справедливости и правде в этом уголовном деле. Суд Чечни не соблюдал никаких прав, "понятие "закон" – это то, что офицеры ФСБ расскажут судьям. Присяжных заседателей не спрашивали “вы за правду или бесправие?”, их спрашивали “вы за кого: за власть или украинцев?”.
  2. Об обвинении.
    “Я не могу понять, как мог пребывать в Чечне в 2000.” В СИЗО над ним шутят: “что ж ты, Николай, в 1995 году воевал, а в 2000 году поехал туда же учиться (воевать)?” Смешён и "анекдот про 30 убитых и 13 раненых: махнул Карпюк правой рукой: танки горят, махнул левой – БТРы горят”.
  3. О суде в Чечне.
    Его удалили из зала суда, его останавливали и перебивали по требованию прокурора, “даже когда я говорил последнее слово”. “Ни одного ходатайства защиты не было удовлетворено.” Всё, что происходит – “месть за то, что я украинец, за то, что я патриот Украины”. Адвокаты пострадали в назидание остальным: “нечего защищать людей”. Всем известно, “кто принимал участие в боевых действиях, а кто не принимал.”

 

Факты, указанные в данном отчёте, зафиксированы наблюдателями ОГОН лично, значительная часть может быть подтверждена аудиодоказательствами.
В случае необходимости просим обращаться на электронную почту people@ogonwatch.org

 

Tags: